ВЕРНЫМ ПУТЕМ - Мао

Подробно о поступлении в Академию Изящных Искусств Флоренции (по просьбам трудящихся)

Я довольно часто получаю письма с просьбой рассказать подробней о поступлении в академию, но т.к. у меня становится все меньше свободного времени, отвечать каждому лично не представлятеся возможным. В следствие чего, я уже давно собирался написать подробный пост на эту тему.

Окончательный повод для написания этой статьи мне дала редакция одного московского журнала, предложив ответить на десяток вопросов об учебе и процессе поступления в академию.

Однако, проанализировав эти вопросы и сопоставив их со своим личным опытом, я пришел к выводу, что, по сути, вопросов у потенциального абитуриента может быть только два: философский вопрос «Зачем?» и практический вопрос «Как?».

Эта статья была перенесена в мой новый журнал и дополнена фотографиями.


Читать дальше -->


Больше информации о Академии можно получить по соответствующему тегу в моем журнале: http://gleba.livejournal.com/tag/florence-academy-of-fine-arts

Пиратрикс

Partenza


Глеб Штырмер, Partenza, 150х100 см, 2011, х.м.

Gleb Shtyrmer, Partenza, cm 100x150, 2011, oil on canvas
Глеб Штырмер, Partenza, 150х100 см, 2011, х.м.

Посвящается Андреа Дженнари, с которым этот холст связан странным образом.

Работа над этой картинкой началась после знакомства с Андреа, когда я, окончательно отказавшись от идеи работать над Кармельским Лесом по фотографиям, решился вернуться к близкой мне теме городского пейзажа, и подошла к своему заключению с его смертью, в момент его "отбытия".

Collapse )



Пиратрикс

Клуатр делло Скальцо (Chiostro dello Scalzo)

Как это часто бывает в городах с богатой историей, маленькие, но чудесные места ускользают от глаз туристов и теряются в море достопримечательностей.

Так, в сезон туризма, можно встретить очереди посетителей длинной в несколько кварталов у галерей Академии или Уфицци, но в музеях Барджелло, Питти, Сан Марко, не бывает очереди вовсе, несмотря на то, что экспонаты ничуть не уступают более раскрученным музеям.

Так, Клуатр делло Скальцо, являющийся одной из жемчужин позднего Возрождения, и вовсе практически не посещаем, несмотря на бесплатный вход и центральное расположение (около площади Сан Марко).


Andrea del Srto, Chiostro dello Scalzo, affresco, Renaissance


Когда я был в нем в очередной раз, показывая это место caverna, смотритель любезно предложил нам делать фото, говоря, что в отличие от больших музеев, здесь фотографировать не воспрещается.

Пользуясь его предложением, я решил показать вам это чудесное место, знаменитое своими монохромными фресками, выполнеными знаменитым художником Андреа дель Сарто (Andrea del Sarto).


Andrea del Srto, Chiostro dello Scalzo, affresco, Renaissance


В этом цикле фресок отражается весь, к сожалению, очень короткий, творческий путь художника - он работал над фресками в течение 15-и лет.

В первых фресках очень явно проглядывает влияние Леонардо, в более поздних же - влияние Микельанжело.

Две фрески были сделаны во время отсутствия Андреа его другом, Франчиабиджио.

Все картинки, как обычно, увеличиваются.


Collapse )

Общество делло Скальцо (общество босоногого, так называли Иоанна Крестителя), которому пренадлежал этот клуатр, остается для меня загадкой.
В интернете про них ничего найти не получилось.

Обрабатывая фотографии, я постарался выровнять перспективу и контраст, на сколько это было возможно, но все же, мой фотоаппарат ужасно искажает и мылит все, что можно искажать и мылить :(

Сайт музея: http://www.polomuseale.firenze.it/musei/chiostroscalzo/

Пиратрикс

Андреа Дженнари


Андреа Дженнари (Andrea Gennari) 1952-2011


Жизнь человека - дорога, покрытая пылью его мыслей и осколками образов, проскользнувших сквозь его взгляд...
Мы смотрим то в лобовые стекла зрачков, то в зеркала памяти.
Мы не можем ни остановиться, ни повернуть назад, и мчимся, мчимся, пока сама дорога не растает под колесами, оборвавшись на недостроенном мосту.

И лишь некоторым из нас удается оставить за собой нечто большее, чем следы шин и машинного масла на асфальте.



Андреа Дженнари - один из таких людей. Художник и странник.
Флорентийский фотореалист, ученик Фернандо Фарулли и однокурсник Адриано Бимби.
Преподаватель художественной анатомии в Академии Изящных Искусств Флоренции.

В его работах тосканская традиция живописи смешалась с американской традицией фотореализма.

Мне посчастливилось познакомиться с ним незадолго до того, как он отправился в свое последнее путешествие и теперь я знакомлю с ним вас.




Andrea Gennari, urban paesages, contemporary italian artist, painting, photorealism


Collapse )

Сайт художника (работает только в Internet Explorer): http://www.andreagennari.com/

Пиратрикс

Кармель

Вид же славы Господней на вершине горы был пред глазами сынов Израилевых, как огонь поядающий.
Исход 24:17


В декабре, когда по новостям я смотрел, как горят любимые и хорошо знакомые по школьным годам леса (1 2) на горе Кармель, с удивлением, обнаружил что во мне над чувством ужаса и сожаления преобладает желание увидеть все своими глазами.

И судьба вскоре подарила мне такую возможность.

Через две недели после пожара, мне пришлось вернуться в Израиль, и, в первый же день по прибытию, я поехал на пепелище.

Впечатления были очень сильными и хотелось сделать много работ, но физическое расстояние оказалось сильней.

Невозможно и бессмысленно работать по фотографиям.
Прямой контакт с местом оказался жизненно необходимым для моей живописи.

То что успел сделать, пока чувства, вызванные сгоревшими лесами Кармеля не утекли, как сквозь решето, выкладываю в этом посте.


Shtyrmer Gleb, painting, oil, 2010

Глеб Штырмер, Валун, 70х50 см, смешанная техника на бумаге, 2011


Collapse )

Впрочем, что-то мне подсказывает, что к Кармелю я еще когда-нибудь вернусь...



ВЕРНЫМ ПУТЕМ - Ленин

Марио Сирони: Манифест настенной живописи, 1933

ПРЕДИСЛОВИЕ:

Переводя этот манифест, сознавая его интересность и актуальность, я, тем не менее, предвидел, что многим покажется сложным воспринимать его текст здраво.

Данное вступление служит для расстановки акцентов и сделает, надеюсь, понятной причину, по которой я взялся за его перевод.


Collapse )




МАНИФЕСТ НАСТЕННОЙ ЖИВОПИСИ
Марио Сирони
1933


Фашизм – это стиль жизни: это сама жизнь итальянцев. Никакая формулировка не смогла бы выразить полностью и, тем более, вместить в себе это понятие. Таким же образом, никакая формулировка не сможет выразить и, тем более, вместить в себе то, что далее подразумевается под Фашистским Искусством.

Фашисткое Искусство будет принимать очертания понемногу, как результат долгого труда лучших из нас. То же, что можно и должно сделать на данный момент, это избавиться от препятствия, которое ставят перед художниками двусмысленности, наличествующие в великом множестве.

В Фашистском Государстве искусство призвано взять на себя социальную обязанность: обязанность воспитания. Оно должно производить этику нашего времени. Должно дать единство стиля и размера линий совместной жизни. Искусство, таким образом, вернется к тому, чем оно было в свои высочайшие периоды в лоне величайших цивилизаций: совершенным орудием в руках духовного правительства.

Collapse )

Больше о Марио Сирони можно узнать просмотрев другие посты в моем журнале:

А так же посмотрев замечательную подборку его работ в журнале pavel_otdelnov.

Пиратрикс

San Piero a Sieve


Gleb Shtyrmer, San Piero a Sieve, cm 50x70, 2011, black wax and oil on paper

Gleb Shtyrmer, San Piero a Sieve, cm 50x70, 2011, black wax and oil on paper
Глеб Штырмер, Сан Пьеро а Сьеве, 70х50 см, 2011, черный воск и масло на бумаге
(кликабельно)

Продолжаем в обратном порядке.

Эта картинка знаменательна тем, что в законченном виде у меня в руках пробыла минут пять...
Хорошо хоть успел запечатлить на фотик приятеля. ))



Пиратрикс

Автопортрет

Давно не выкладывал своих работ.
А раз уж писал о Платоновском "Государстве", то выложу автопортрет, сделанный во время прослушивания этой книги, хотя хронологически это будет с конца :)


Gleb Shtyrmer, self-portrait, 2011, oil on canvas

Gleb Shtyrmer, self-portrait, 2011, oil on canvas
Глеб Штырмер, автопортрет, 2011, ХМ
(кликабельно)



ВЕРНЫМ ПУТЕМ - Ленин

Правда о демократии и обществе потребления

Раз уж зашел разговор о Платоне, то после внимательного знакомства с ним, "открытия", изрекаемые современными философами и социологами об обществе потребления, кажутся прямо таки смешными:




Платон, Государство, Книга восьмая:

"Демократия, на мой взгляд, осуществляется тогда, когда бедняки, одержав победу, некоторых из своих противников уничтожат, иных изгонят, а остальных уравняют в гражданских правах и в замещении государственных должностей, что при демократическом строе происходит большей частью по жребию.

В демократическом государстве нет никакой надобности принимать участие в управлении, даже если ты к этому и способен; не обязательно и подчиняться, если ты не желаешь, или воевать, когда другие воюют, или соблюдать, подобно другим, условия мира, если ты мира не жаждешь. И опять-таки, если какой-нибудь закон запрещает тебе управлять либо судить, ты все же можешь управлять и судить, если это тебе придет в голову. Разве не чудесна на первый взгляд и не соблазнительна подобная жизнь?

Эта снисходительность вовсе не мелкая подробность демократического строя; напротив, в этом сказывается презрение ко всему тому, что мы считали важным (крах идеалов), когда основывали наше государство. Если у человека, говорили мы, не выдающаяся натура, он никогда не станет добродетельным; то же самое, если с малолетства - в играх и в своих занятиях - он не соприкасается с прекрасным. Между тем демократический строй, высокомерно поправ все это, нисколько не озабочен тем, кто от каких занятий переходит к государственной деятельности. Человеку оказывается почет, лишь бы он обнаружил свое расположение к толпе.

Эти и подобные им свойства присущи демократии - строю, не имеющему должного управления, но приятному и разнообразному (плюрализм). При нем существует своеобразное равенство - уравнивающее равных и неравных (толерантность).

Взгляни же, как эти свойства отразятся на отдельной личности.

Когда юноша, выросший, как мы только что говорили, без должного воспитания и в обстановке бережливости, вдруг отведает меда трутней и попадет в общество опасных и лютых зверей, которые способны доставить ему всевозможные наслаждения, самые пестрые и разнообразные, это-то и будет у него, поверь мне, началом перехода от олигархического типа к демократическому.

Опорожнив и очистив душу юноши, уже захваченную ими и посвященную в великие таинства, они затем низведут туда, с большим блеском, в сопровождении многочисленного хора, наглость, разнузданность, распутство и бесстыдство, увенчивая их венками и прославляя в смягченных выражениях: наглость они будут называть просвещенностью, разнузданность - свободою, распутство - великолепием, бесстыдство - мужеством (свобода нравов и сексуальная революция). Разве не именно так человек, воспитанный в границах необходимых вожделений, уже в юные годы переходит к развязному потаканию вожделениям, лишенным необходимости и бесполезным (чрезмерное потребление).

Но если, на его счастье, вакхическое неистовство не будет у него чрезмерным, а к тому же он станет немного постарше и главное смятение отойдет уже в прошлое, он отчасти вернется к своим изгнанным было вожделениям, не полностью станет отдаваться тем, которые вторглись, и в его жизни установится какое-то равновесие желаний: всякий раз он будет подчиняться тому из них, которое ему словно досталось по жребию, пока не удовлетворит его полностью, а уж затем - другому желанию, причем ни одного он не отвергнет, но все будет питать поровну (жажда новинок, гаджетомания).

Изо дня в день такой человек живет, угождая первому налетевшему на него желанию: то он пьянствует под звуки флейт, то вдруг пьет одну только воду и изнуряет себя, то увлекается телесными упражнениями; а то бывает, что нападет на него лень, и тогда ни до чего ему нет охоты. Порой он проводит время в занятиях, кажущихся философскими. Часто занимают его общественные дела: внезапно он вскакивает и говорит и делает что придется. Увлечется он людьми военными - туда его и несет, а если дельцами, то тогда в эту сторону. В его жизни нет порядка, в ней не царит необходимость; приятной, вольной и блаженной называет он эту жизнь и как таковой все время ею и пользуется (или, как бы сказали сегодня, потребляет собственную жизнь)."




При этом, Платон пишет за две с половиной тысячи лет до завершения индустриализации, он уже в своем, античном, демократическом обществе усматривал все те же болезни, которые мы наблюдаем в нашем.

А это значит, что "ученые", объясняющие выше указанные признаки общества потребления через индустриализацию и экономическую зависимость системы от производства, не только не открыли ничего нового, но и попросту ошибаются.

Потому ли, что не понимают истинных причин, или потому, что не решаются выступить против самого святого и незыблемого в нашем обществе - демократии...

Вот такие пироги.